63134b37

Дмитрук Андрей - Болеро Равеля



Андрей ДМИТРУК
БОЛЕРО РАВЕЛЯ
Что можно написать в автобиографии? Сведения о своей внешней жизни? Они
укладываются в несколько строк: родился в Киеве летом 1947 r.; рос как
большинство детей среднеслужащих - в вялотекущем конфликте с родителями и
школой. Сверхнормативной была лишь яркая, до галлюцинаций, мечтательность.
Еще классе в пятом начал писать фантастический роман о межзвездном
перелете, понятия не имея, чем окончу (правителя планеты, помню, звали
Коуыирео)... Ощутив свежий порыв 60-х, подвизался в молодежных кафе, на
роли буйного поэта-модерниста. Слегка остепенился, поступив во ВГИК, на
сценарный факультет. Работал на радио, на телевидении, написал массу
сценариев для научного кино и даже один - художественного фильма. Выпустил
две собственные книги в Киеве, а две - в Москве, в издательстве "Молодая
гвардия"; "Ночь молодого месяца" и "Следы на траве". Пока позволяли
средства, недурно попутешествовал, был даже в Сингапуре и на Андаманских
островах (см. А. Конан Доил, "Знак четырех"). Распад СССР воспринял,
какличную катастрофу; с тех пор ощущаю себя эмигрантом в незнакомой и
довольно жуткой стране, вернее - высланным насильно... С 1993 г. на
украинском государственном телевидении; делаю и веду в эфире передачу
"Реальность невозможного", тематика ясна из названия. В прошлом году среди
всеобщего хаоса и разрушения набрело на меня наивное частное издательство и
за свой счет (!) выпустило мою книгу "Битва богов", написанную в жанре
историко-эзотерической фантастики.
Насчет же жизни внутренней процитирую сам себя: Есть лишь весны краткие -
успехов, Есть лишь зимы лютые - потерь... Когда дух в порядке, я здоров. И
наоборот.
Пожалуй, миссия моя на Земле еще не выполнена,и потому я не очень боюсь
падающих балконов и "крутых" летящих машин на дороге. Но и не
подставляюсь...
БОЛЕРО РАВЕЛЯ. НЕОЖИДАННЫЙ ФИНАЛ
(фантастический триллер)
Ничего не забыли! Ничему не научились!
Всеволод Иванов
Умываясь в тот день перед выходом, я снова подумал: никакая беда не беда,
покуда в кране есть вода! Если бежит эта струйка, не толще спички, такая
мутно-ржавая по утрам и вот уже много лет холодная, - значит, где-то, пусть
в четверть силы, но работают сверхмощные насосы, подается к ним энергия...
живем! Всегда я стыдил слабодушных, бившихся в истерике из-за пустых
прилавков, а позже, в пору краткого фальшивого "изобилия", называвших
катастрофой взлет цен. Нет, ребята, твердил я, вот когда не на один день
из-за лопнувшей трубы, не на месяц, а ВООБЩЕ замрут свистящие, шипящие
краны и доведется из Днепра ведрами таскать воду, - тогда и придет конец
всему!
Перед выходом я тщательно проверил очки. Старался использовать их лишь
для чтения и письма, вынимая пореже: лопнувшая оправа была склеена
последними каплями "Момента", дужки держались на канцелярских скрепках.
Потеря очков равнялась утрате возможности работать, более того - гибели
всего мира букв.
Следующий ритуал я совершил, уже шагая по улице, - привычным жестом
выставил перед собой дозиметр. Миллирентгены были те же, что и месяц назад.
Может быть, там уже все распалось, в этом проклятом Крыму, или ушло в
землю, и стрелка скоро поползет обратно?..
"Настроение бодрое, идем ко дну!" - сказал я себе, поднимая воротник.
День обещал быть промозгло-мокрым, как и многие перед ним. Какая гадкая,
больная осень! Тем не менее, к Софийской площади, рядом с которой жил
Бобер, я тронулся пешком, поскольку автобус мог не прийти очень долго, а на
велорикшу уже не было



Назад