63134b37

Джабарлы Джафар - Алмас



Джафар Джабарлы
АЛМАС
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
А л м а с-х а н у м - учительница, 18 лет.
Н а з-Х а н у м - ее мать, 42 лет.
Ф у а д - жених Алмас, 22 лет.
Т е м и р т а ш - доктор, 32 лет.
Д ж а м а л - учитель, друг Фуада, 22 лет.
М и р з а-С а м е н д а р - заведующий школой, 43 лет.
Б а р а т и Г ю л ь в е р д ы - комсомольцы.
А л л а в е р д ы - старик крестьянин.
С ю р ь м а - девочка, ученица, 10 лет.
А в т и л ь - крестьянин-бедняк, 40 лет.
Я х ш и - крестьянка, 22 лет.
Б а л а-О г л а н - предсельсовета, 39 лет.
Ш а р и ф - секретарь сельсовета, 25 лет.
Г а д ж и-А х м е д - маскирующийся кулак, 50 лет.
И б а т - подкулачник, деверь Яхши, 30 лет.
Б а л а-Р з а - зажиточный крестьянин, 43 лет.
Г ю л ь - х а н у м - его жена, 26 лет.
О д ж а к к у л и - крестьянин, 65 лет.
К е р б а л а й-Ф а т м а н с а - повивальная бабка, 65 лет.
П р о к у р о р.
Ч л е н ы к о м и с с и и.
Крестьяне, крестьянки, молодежь, дети.
Действие происходит в отдаленной деревне Азербайджана.
АКТ ПЕРВЫЙ
КАРТИНА 1-я
Школа. Задняя стена остеклена. За ней видны улица, дома, мечеть и
минарет. По улице идут деревенский мулла и его приверженцы-старики, несущие
на плечах гроб; поют молитвы.
Голос. О боже милосердный, создавший человека и пославший ему коран,
знающий все, сотворивший луну и солнце, - пожалей и помилуй нас!
Остальные. О боже великий! Ничего не происходит помимо воли и желания
твоего. Пожалей и помилуй нас!
Спускаются по склону.
В школе перед окном собрались дети, они поют веселую песню. Алмас
входит в комнату, ведя за собой женщину в чадре.
Алмас. Здравствуйте, дети!
Дети. Здравствуйте, учительница!
Сюрьма. А мы хотели уже расходиться.
Все окружают Алмас.
Алмас. В ряды стройся!..
Дети становятся в ряды.
Пойте громче, чтоб вас все слышали. Ваши голоса должны заглушать
похоронное пение муллы. Поняли! Ну, быстро! Начинайте!..
Дети поют пионерский марш.
Яхши. Детям весело, а у меня сердце рвется на части!.. Уже темнеет.
Алмас-ханум, я пойду. Отпусти меня. Песней горе свое вспугнула - плакать
хочется.
Алмас. По мужу своему скучаешь?.. Правда, Яхши, что он кого-то убил?
Яхши. Жену своего брата. Убил-то сам брат, а он только взял убийство
на себя.
Алмас. А давно он в тюрьме?
Яхши. Полтора года.
Алмас. Полтора года? Теперь понятно, почему ты так скучаешь.
Яхши. Сегодня или завтра он вернется - деверь поехал за ним. Но я не
хочу возвращения своего мужа.
Алмас. Как не хочешь? А если не хочешь, зачем же остаешься в его доме?
Яхши. А что же делать?
Алмас. Уйди.
Яхши. Разве можно так? И бог - один, и муж - один.
Алмас. Ты ведь лжешь. Я по твоим глазам вижу, что ты кого-то любишь. И
когда поешь про любовь, слезы из глаз ручьями текут.
Яхши. Ради бога, Алмас, не тревожь мое горе! Опять заплачу...
Алмас. Слушай, Яхши, шутка - шуткой, а ты ее в правду превращаешь...
Слезы опять потекли.
Яхши. Ах, Алмас-ханум, тоска точит сердце мое. Был у моего отца
подпасок, молодой, красивый. Каждый день тайком мы с ним встречались и
полюбили друг друга крепко, на всю жизнь... но нас разлучили. Бросили меня
в огонь. Видно судьба моя такая.
Алмас. Как говорил Карам - певец любви:
"Глаза слезой залиты,
А сердце полно горем.
И если моря превратишь в чернила,
А все леса - в перья,
То все ж писцам не описать моей тоски о милом..."
Яхши. Алмас, возьми вот этот коран. Стань лицом к Мекке и клянись
богом, что меня не выдашь. Я тебе всю правду расскажу.
Алмас. Что ты, Яхши! Какой там коран, какой там бог! Я без кора



Назад