63134b37

Дмитренко Сергей - Ледник В Июле



Сергей Дмитренко
ЛЕДНИК В ИЮЛЕ
Уларов, двадцати семи лет, брел по знойной улице городка, в которой
родился, вырос и жил поныне.
В глубине Исландии, среди каменистых пространств, куполом восходит к
небу ледник Гофьокудль и, рожденные им речки, вспениваясь среди валунов и
срываясь потоками с уступов, оказываются для странников преградой почти
неодолимой.
Без холодильника никак нельзя - и Уларов с женой, назанимав денег у
тещи с тестем, у матери Уларова, у друга детства Уларова, теперь могли
холодильник купить: стали ежедневно заглядывать в три городских магазина,
где были электротовары.
Холодильников в универмаге не оказывалось; по-прежнему одинокая, в
магазине "Свет" стояла испорченная "Ока", превращенная продавцами в
хранилище забракованных лампочек и утюгов, обреченных оставаться холодными,
- Уларов отправился в новый микрорайон, где в длинном бетонном бараке,
кроме гастронома с галантереей, разместился и отдел электроприборов.
Он вошел: гулко свежа была легкая прохлада воздуха, навсегда
укрепившаяся здесь. Холодильники те, что и всегда, - белые глыбы с
названиями, дышавшими самумом: "Апшерон", "Самарканд", "Арагац". А теща
вместе с деньгами дала совет-распоряжение покупать только "ЗИЛ" или, на
худой случай, "Минск". На слово "ЗИЛ" продавщица только плечами пожала:
впоследствии отвечала: "Нет. Заглядывайте...", а вскоре ему и спрашивать не
надо было - завидев Уларова, она делала некое движение бровями, что
понималось им как предложение решиться на "Самарканд".
Молоко, покупаемое для уларовского сына, к вечеру скисало, компот
бродил, мясо они хранили в холодильниках матери и тещи... Но скитальчество
по магазинам не казалось Уларову столь бессмысленным, когда он думал о
несомненных причудах холодильников с названиями, никак не обещавшими
замораживание или хотя бы охлаждение продуктов. Он - нет, не сочинил -
почувствовал магию имени: имя одушевляло и предопределяло бытие
безразличного до поры агрегата.
Сегодня девушка из отдела электротоваров намеков бровями не делала -
махнула рукой к витрине: "Новый получили".
Уларов подошел. Узенький холодильник требовал вспомнить о космосе -
"Вега".
- Хороший, хороший, - сказала продавщица. Ради рекламы товара она вышла
из-за прилавка. - И морозильник большой.
Изогнувшись, вытягивала из-под холодильника свернувшийся электрический
шнур, одновременно показывая левой рукой: "Принесите колодку". Уларов пошел
за колодкой, отключать ее от вентилятора, - впрочем, воздух в магазине и
без него был щекочуще прохладен - но продавщица, верно, привыкла: в
коротком голубом халате, бледные руки и ноги - в разгар лета, в отпуске еще
не была, все солнечные дни здесь просиживает, неподвижная в потоках
искусственного ветра.
Провод, провисая, потянулся от прилавка к витрине. Холодильник
заработал с дрожащим жестяным стуком.
- Пустяки, - не раздумывая, сказала продавщица. - Крепежные винты при
перевозке разболтались. Сейчас грузчика позову - подтянет.
Уларов понимал, что холодильник не возьмет, но стоял молча, не мешая.
- Смотрите. - Она распахнула дверцу настежь: лампа желтовато освещала
пустые решетки полок, слышалось булькающее шипение бегущего по трубкам -
чего? - жидкого аммиака, кажется, - вспомнил Уларов.
- А вот морозильник. - Бледной своей рукой девушка открыла пружинящий
лючок. - Пожалуй, три кило мяса влезет. Загляните-ка.
Присев, Уларов заглянул.
Путешественник остановился. Заросли вереска остались позади: живого -
только редкие, искрасна зерноватые и зе




Содержание  Назад