63134b37

Димов Максим - Трон



МАКСИМ ДИМОВ
ТРОН
Аннотация
Одиннадцать наследников Династии собрались в ореховой гостиной, чтобы начать сложный разговор о дальнейшей судьбе королевства Фиан. Кто из них должен занять освободившийся трон: одни из семерых родных детей покойного короля, его младший брат, умудренный сединами влиятельнейший герцог, или кто-то из его, герцога, сыновей?
Искуснейшие маги плетут таинственные интриги. Могущество членов семьи Династии велико, поэтому так трудно каждому из них, действующему поодиночке, понять, кто именно из них совершает одно за другим кровавые убийства в погоне за короной. А убийства начались прямо на Совете Семьи, в ореховой гостиной Дворца...
И я там был, и водку пил.
Замерзший демон бился о стекло.
Была зима, и Санта-Клаус
Пытался уволочь за хвост уснувшего кота.
Ю. Бережной
ЧАСТЬ 1
Новый день давно предъявил свои права на оставшуюся часть ночи, а в малой гостиной, перед весело потрескивающим камином, бодрствовали два человека. Неровное пламя вырывало из темноты неясные контуры обстановки помещения, отбрасывая на стены причудливые тени двух расставленных перед камином кресел. За окном безумствовала весенняя ночь, соперничающая с холодными порывами зимнего ветра — завывала в трубах, бросала в темный прямоугольник окна крошево из веток, дерна и песка, пыталась запустить мерзлые щупальца внутрь, задуть камин и разбудить дремавшую за дверью стражу.
Последнее произошло от грохота разбившегося стекла. Стражники вскочили, оба дружно схватились за оружие.
Человек в правом от камина кресле ворчливо буркнул:
— Тише, будь добр. Ты мешаешь охране спать.
Его собеседник хмыкнул, отшвыривая ногой осколки разбитого бокала.
— Они еще не сбежали? Где ты только набрал таких олухов?
— Они не олухи, Ланс, они просто ничего не знают. Хотя вопросы себе и задают.
Названный Лансом рассмеялся:
— Они давно уже знают ответы на них, Винсент. По-моему, пришло время мудрого приказа.
— Не раньше, чем я сам уберусь отсюда.
— Или тебя уберут.
Винсент отвернулся от огня и посмотрел на брата:
— Я давно заметил, что стоит тебе прищемить хвост, как ты тут же начинаешь корчить из себя циника.
— Протестую! Я не циник, я просто трезво смотрю на вещи.
— Тогда перестань фокусничать, ты же не ребенок.
— Почему бы и нет? В конце концов, фокусы, это то, что у меня лучше всего получается.
Его брат снова уставился на огонь и равнодушно предложил:
— Тогда фокусничай.
Ланс вытянул вперед руки и с комичной сосредоточенностью что-то забормотал. Осколки разбитого бокала на полу заворочались, поблескивая, и стали сползаться, образовывая некую форму. Винсент демонстративно зевнул.

Тем временем, горстка битого стекла окончательно приняла форму бокала, плавно поднялась над полом и повисла в воздухе, медленно оборачиваясь вокруг своей оси.
— Ну как, полегчало?
— Да.
— И хватит, — Винсент с интересом посмотрел на бокал и добавил:
— Неплохая работа.
— Хватит, так хватит, — согласился брат и небрежно щелкнул пальцами. Бокал, потеряв свою неведомую опору, устремился вниз. По полу брызнули осколки.
В коридоре завозились, завертелась дверная ручка.
— Отставить! — рявкнул, не оборачиваясь, Винсент.
— Кажется, мы плохо себя ведем, — заметил Ланс.
— Позер.
За окном зима окончательно взяла верх и теперь озлобленно рвалась к ним. Хлопья снега густо облепили подоконник, стекла покрылись причудливыми узорами.
— Бывая здесь, иногда я забываю, что нахожусь дома, — задумчиво признался Ланс.
— Я тоже.
— Ты так свободно об этом говоришь...
Брат поежился:




Назад