63134b37

Димитрин Дмитрий - Прекрасная Охота За Химерами



  ДМИТРИЙ ДИМИТРИН
  
  
  ПРЕКРАСНАЯ ОХОТА ЗА ХИМЕРАМИ
  
  
  Прекрасная охота за химерами началась.
  
  Что там, за горизонтом?
  
  
  О ТОМ, ЧТО К ЧЕМУ
  
  В наше заведение, нечто вроде больницы для душевнобольных, прибыл, по настоянию своей семьи, конечно, некто Д. Сестра препроводила его в палату или, как мы предпочитаем здесь говорить, кабинку.
  
  В кабинке, на кушетке, лежала униформа для больных. Сестра вежливо отвернулась, пока Д. переменил на себе белье, и вынесла старое, чтобы оно не напоминало лишний раз о пережитом там, следуя методическим указаниям нашего доктора, профессора Ласка (к тому же, судя по фамилии, несомненного немца, как это часто бывает с нашим начальством).

Плохо это или хорошо? Не оглядывайся, нужно торопиться.
  
  Из окошечка с решеткой, напоминавшем скорее иллюминатор, послышались характерные звуки. Кто-то, вероятно, больные, резвились там, как дети. Д. еще не забыл, вовсе нет, слезами, о Сереженьке, Катечке. Он отвел глаза на стену и … нет, и здесь ... и сюда пришла эта черная точка.

Она ползет, ползет но стене. Дверь отворилась. Человек гримасничал на пороге.
  
  - Ну что, доигрался? Упекли?
  
  Д. всмотрелся в паяца и … кажется, да, я его уже где-то видел. Это мой товарищ по работе, скорее, подчиненный ... Крайне неприятная встреча.

Его же ... вот именно упекли ... давно назад. Аютов, по прозвищу Аюша. Странная фамилия. Что-то нерусское.
  
  - Узнал, наконец? - гримасничает. - Как там тебя звали, забыл?
  
  Д. уже взял себя в руки.
  
  - И хорошо, что забыл. Я здесь инкогнито, почти.
  
  Не гримасничает больше. Что-то в глазах.
  
  - Как так?
  
  - Ты умеешь хранить тайны?
  
  Бывший Аюша обрадовался весь и интенсивно закивал головой, ненормально улыбаясь, и начал выделывать какие-то странные движения всем телом. Перед Д. был сумасшедший.
  
  - Ну, если умеешь, слушай. Ты помнишь, что там … - Д. хотел сказать на воле, но не сказал, - я был из начальства?
  
  Та же реакция. Д. так и не мог понять - он не видел раньше такого - верит ли больной Аютов ему или издевается, но решил продолжать.
  
  - Так вот, я сюда, на самом деле, прибыл … - Д. сделал многозначительную паузу, - с тайной миссией. Какой, я пока не могу сказать.
  
  - Нет скажи. Нет скажи. - Бывший Аютов замигал от нетерпения.
  
  - Я же сказал: не мо-гу.
  
  - Нет скажи. Нет скажи.
  
  - Скажем так: с некоей тайной миссией.
  
  - Нет скажи. Нет скажи.
  
  - Ну хорошо. Но ты обещаешь никому, ни-кому не говорить?
  
  Бывший Аюша мгновенно перестал паясничать и превратился в рыцаря (о рыцарях он, видимо, читал в детстве). Бывший Аюша стал на колени и с пафосом зачитал какую-то выдуманную прямо сейчас в давно затуманенном мозгу клятву, какую-то идиотскую клятву (что не помешало ему, впрочем, совершенно виртуозно включить в нее некие заклинательные элементы и, увы, не сомневайтесь, это было сделано нашим больным вполне сознательно), в которой я не понял ни слова.

Единственная цель дискурса такого рода - зачаровать объект (откуда?). Я, как ни стыдно, поддался. Рыцари – моя слабость.
  
  Туман древних времен, освященный древностью, повеял на Д…
  
  Д. очнулся и увидел бывшего Аюшу, подошедшего и тянувшего его за рукав, как долго это продолжалось, как ребенок с ребенком.
  
  - Что с тобой? Здесь ничему не удивляйся. Привыкай, - ласково, нежно, по-детски, я не умею врать, - какая у тебя тайна?
  
  Казалось, это говорит не бывший Аюша и не Аютов вовсе, а …
  
 



Назад