63134b37

Диковский Сергей - Погоня



Сергей Диковский
Погоня
Эта небольшая история записана между чаем и вечерним отбоем, когда все
население Н-ской заставы собралось вокруг лампы.
Гремело домино. Повизгивал, цепляясь за радиоволны, старый приемник.
Библиотекарь в энергичных выражениях разрешал длинный спор повара и
пулеметчика на право обладания "Цусимой". Мы беседовали с редактором
"ильичевки" об охране болотистого участка границы, за который отвечали
наши подшефные. И, если судить по рассказам, выходило, что особых событий
на границе не случалось.
- Нет, челюскинцев у нас не ищите, - говорил редактор, водя нас вдоль
стен. - Обратите внимание. Шкаф, то есть библиотека, - пятьсот сорок две
книги. Гитара, не хватает двух басов... Плакат... Ну, это насчет конских
копыт. Уголок гигиены. Зеркало, конечно, на конях везли.
И тут, между гитарой и шкафом, мы заметили рисунок, лишенный всякой
парадности. На большом листе картона в три цветных карандаша был изображен
лежащий в снегу красноармеец. С большим старанием были выписаны шинель,
желтый ремень и острый шлем бойца. Но главное внимание художник перенес на
ноги. Они были огромны, босы и красны, как гусиные лапы.
Очевидно, это был портрет, и мы осторожно осведомились об объекте
рисунка.
- А это Гусятников, - заметил наш собеседник рассеянно.
- Гусятников?
- Фальшивости много, - сказал редактор сурово. - Шинели тогда у
Гусятникова не было. И ремня тоже. Факт.
Мы попросили вспомнить, что же случилось с Гусятниковым, и
бойцы-старослужащие рассказали нам небольшую историю, финал которой
изобразил на картоне художник.
...Два года на заставе существовала "дыра". Кто-то неуловимый и
неузнаваемый два года ускользал из рук. Было использовано все: ищейки,
облавы, секреты, нитки в кустах, волчьи ямы. И все было напрасно. Каждый
переход, как прыжок в воду, был бесследен. Выбирая ливни, пургу, длинные
осенние ночи, нарушитель продолжал свои рискованные путешествия.
"Дыра" продолжала существовать. И только в декабре 1934 года пулеметчик
Гусятников, наконец, прикрыл ее собственной грудью.
Вечером 12 декабря мальчишка, прискакавший из колхоза на лошади,
рассказал о лыжнике, которого встретили бабы, собиравшие шишки в лесу.
Мальчишка еще глотал чай в кабинете начальника, а Гусятников и Мятлев уже
выносили лыжи во двор. Они выехали в поле, на ходу застегивая ремни.
Мелкая снежная пыль неслась им навстречу. Снег заметал лыжни, и без того
неясные на твердом насте. Надо было спешить, и они помчались под гору,
навстречу ветру, наполненному слепящей морозной пылью.
Не снимая лыж, бойцы перешли ржавый, слоистый лед ручья и углубились а
лес. Здесь на дне оврага, сбегавшего к границе, они увидели следы широких
коротких лыж, на которых обычно ходят белковщики. Нарушитель двигался без
палок, широкими, сильными рывками, не объезжая опасных спусков и засекая
на подъемах елкообразные ступени, как делают это опытные лыжники.
Очевидно, это был человек, привыкший к большим переходам. Красноармейцы
двигались уже более часа, а следов привала все еще не было. Все те же
широкие, неясные полосы бежали перед ними, постепенно отклоняясь в сторону
города.
Красноармеец, сопровождавший Гусятникова, заметно слабел. Все чаще и
чаще он нагибался, чтобы затянуть ослабевший ремень или вычистить снег,
забившийся под подошву.
Метель утихла. Следы стали яснее. Но тщетно прислушивались
пограничники, подняв крылья шлемов. Зимняя, стеклянная тишина заполняла
невысокий, редкий ольшаник.
Показалась железнодорожная насыпь. Далек



Назад