63134b37

Диковский Сергей - Конец 'саго-Мару'



Сергей Диковский
Конец "Саго-мару"
Я расскажу вам эту историю с одним только условием: разыщите в
Ленинграде нашего моториста Сачкова. Сделать это нетрудно и без адресного
стола.
Он живет в доме номер шесть, у Елагина моста. Если запомнить приметы,
вы узнаете парня даже небритым.
Рост его сто семьдесят два - ниже меня примерно на голову. Глаза
обыкновенные, волосы тоже. Грудь сильно шерстистая, а на плече, по старой
флотской моде, выколот голубой якорек. В оркестре он первая домра, на
футбольной площадке всегда левый хавбек.
Как только найдете, передайте Сачкову, что "Саго-Мару" не видно даже во
время отлива. В прошлом году из воды еще торчала корма, а месяц назад,
когда мы проходили мимо Бурунного мыса, на косе сидели только чайки. Так
всегда бывает в этих местах: что не съест море - проглотит песок.
В 1934 году вместе с Сачковым мы служили на сторожевом катере "Смелый".
Сачков - мотористом, я - рулевым. Славное было суденышко, короткое,
толстобокое, точно грецкий орех, крашенное от топа до ватерлинии светлой
шаровой краской, как и подобает пограничному кораблю. Весело было смотреть
(разумеется, с берега), когда море играло с катером в чехарду, а "Смелый"
шел вразвалочку, поплевывая и отряхиваясь от наседавшей волны. Не раз мы
обходили на нем Камчатское побережье и знали каждый камень от Олюторки до
Лопатки.
По совести говоря, "Смелый" доживал в отряде последние годы. Он был
достаточно остойчив и крепок, чтобы выйти в море в любую погоду, но
слишком нетороплив, чтобы использовать эти качества при встрече с
противником.
Там, где успех операции зависел только от скорости, на "Смелый" трудно
было рассчитывать... Так думали все, кроме Сачкова. Это понятно. Сидя в
машинном отделении, никогда не увидишь, что делается наверху. Кроме того,
Сачков был упрям и обидчив. Стоило только за обедом заметить, что "Соболь"
или "Кижуч" ходят быстрее, чем "Смелый", как наш механик мрачнел и
откладывал ложку.
- А вы научитесь сначала отличать примус от дизеля, - советовал он
обидчику, - вот тогда сядьте на "Соболя" и попробуйте меня обогнать.
Никаких возражений он не терпел и все, что говорилось о старом движке,
принимал на свой счет... "Нет в море катера, кроме "Смелого", и Сачков -
механик его", - говорили про нас остряки.
У этого тощего остроносого парня была еще одна странность: он любил
математику. Подсчитать, когда поезд обгонит улитку или во сколько минут
можно наполнить бочку без днища, было для него пустяком.
Квадратные корни наш моторист извлекал быстрее, чем ротный фельдшер
рвет зубы. Этому, конечно, трудно поверить, но я видел сам, как Сачков,
получив увольнительный билет, шел в городской парк, ложился на траву и
начинал щелкать задачи, точно кедровые орехи. При этом он улыбался и
чмокал губами, как будто пробовал действительно что-нибудь путное.
Дошло до того, что Сачков стал решать задачи по ночам, зажигая под
одеялом фонарь. Однажды он принес в кубрик и повесил рядом с портретом
наркома какого-то бородатого грека, с пустыми глазами и бородой,
закрученной не хуже мерлушки. Когда я указал ему на неуместность
соседства, он махнул рукой и сказал:
- Не валяйте дурака, Олещук. Что вы, Пифагора, что ли, не видели?
В то время мы еще не знали, что Сачков готовится в вуз, и сильно
удивлялись чудачествам моториста.
Понятно, что математические успехи Сачкова никакого отношения к работе
катера не имели. Если нам удавалось взять на буксир японскую хищную шхуну,
облопавшуюся рыбой, точно треска, то за



Назад