63134b37

Диков Илья - Южная Ночь



Илья ДИКОВ
ЮЖHАЯ HОЧЬ
- Ублюдочное место! - в полголоса, словно для себя, ругался Ларин,
потягивая вино из продолговатого бокала. - Ублюдочное место! Кругом одни
уроды!
- Что с тобой? - мягко спросила Ирина, не надеясь на ответ. Ларин бредил.
Внизу на набережной играла музыка. Голос с кавказским акцентом, фальшивя,
пел русские песни.
Атцвели уж давно
Хризантеми в саду,
А любов все живет
В маем сэрдце бальном...
Сквозь исковерканный романс до веранды доносился рокот волн, разбивающихся
о бетонные плиты волнореза. Тяжелый запах рододендронов и магнолий
смешивался со столь же густым, но менее естественным запахом женских духов.
Свет от фонаря падал на стол, и, обтекая бутылку с коллекционным мускатом,
бокалы в виде бутонов орхидеи, полные кровавой пыльцы. Слегка коснувшись
фарфоровой тарелочки в китайском стиле с лежащими на ней кусочками
шоколадной плитки, он уползал вниз по каменной лестнице. а третьей
ступеньке лестница сворачивали в темноту, и слабеющий луч соскальзывал в
заросли высокого кустарника. Там он и терялся, так и не дойдя до моря.
Ларин молчал. Вино и навязчивость южной природы понемногу вытесняли его из
привычного полубреда. Он все еще стискивал зубы, его плечи вздрагивали
время от времени в коротких приступах нервного тика, и все же рука его,
державшая бокал, была спокойна и расслабленна.
- Эта природа слишком реальна, - заметил Ларин. Он говорил медленно, роняя
слова как капли воды. Беспокойными светляками они повисали в тишине
молчаливого ужина.
- Она реальна настолько, что, кажется, обладает терапевтическим свойством.
- В каком смысле? - спросил Пругавин.
- Природа не терпит абсурда. и в каком виде. Природа и абсурд -
антагонисты. Либо природа уничтожает абсурд, либо наоборот. Южная природа
агрессивна. Абсурд, привносимый человеком, она встречает в штыки. Она
сильна. Ей хватает сил противостоять человеку в открытом бою. Hаши северные
елки, березы... Они слишком слабы. В них есть утонченность, грация, поэзия,
но они не жизнеспособны. Они умирают - вот тогда начинается их месть.
езаметная коряга в болоте, острые сучки, завалы, затонувшие бревна... Южная
природа сильнее. Проще, реалистичнее. Абсурд по своей природе сложен. В нем
всегда есть подтекст. Подоплека. Витражи смыслов. Простая сила южной
природы - это камень, разбивающий витражи. Она возвращает человека к
истоку, к самому себе... По идее, здесь он должен становиться чище. Hо
абсурд не так прост. Он прячется за крепостные стены и разъедает нас
изнутри. Hужно чаще бывать на природе. Гулять...
- Ты пьян, - сказала Ирина.
- Абсолютно, - согласился Ларин.
- Разве человек абсурден? - спросил Пругавин. - Я лично по себе этого
не замечал.
- Вот именно. Это я и имел в виду.
- Ты нервничаешь. - Ирина, щелкнув замком, достала из сумочки сигареты. -
Может быть, тебе стоит перестать пить?
- Со мной все в порядке. Кроме того, когда я нервничаю, я не пьянею.
- Она права. - Пругавин поднес бокал к глазам, наблюдая за игрой света
на его узоре. Вино внутри бокала плескалось, поднимаясь и ниспадая
пурпурными волнами. - Тебе не стоит пить. Тот, кто не пьянеет - не ценит вино.
Или вообще не ценит прекрасного. Природа... абсурд... В твоей голове живут
какие-то нелепые идеи. Это - мальчишество. Ты как Раскольников - ищешь свою
старуху-процентщицу, чтобы убить ее, а потом - раскаиваться. Раскаяние не
наступит, пока не произойдет убийство. Это очень по-русски.
- По-русски?
- Конечно. Русские не ценят прекрасного, как и ты. Это вин



Назад