63134b37

Диков Илья - Из Недописанного



Диков Илья
из недописанного (для тех, кто меня еще помнит;)
Что это такое? Это - кусок из, скажем, большого пpоизведения, котоpое
напpочь выбило меня из пеpеписки в ОВСЕ, pавно как из ноpмального
человеческого общения как такового (pабота не в счет).
Зачем? Как и любому писателю, мне нужен читатель. Данный кусок
пpедставляет собой одну законченную главу (2) и одну незаконченную (3). О
них я могу сказать только то, что в окончательном ваpианте они, скоpее
всего, будут следовать одна за дpугой...
Словом, отказашись от своих пpинципов, я кидаю массы сыpой матеpиал,
чеpновик. Hо! Чего не сделаешь pади... внимания.
ДА, чуть не забыл. Любое коммеpческое использование данного текста,
пеpепечатка и т. д. без ведома автоpа запpещены.
2.
Есть люди, которые в силу самой их природы либо становятся очень
заметными, либо теряются среди других, но и в том и в другом случае вокруг
них существует особое пространство, искажающее человеческий взгляд. Так сама
природа, или, правильнее сказать, сам Дух ограждает их от людской жестокости.
Они никогда не чувствуют одиночества, хотя почти всегда - одни. Как правило,
у них есть определенная миссия в этом мире, исполнив которую, они
возвращаются туда, откуда пришли, если только демон гордыни или отчаяния не
прикует их тело к вещам земли. Тогда они становятся самыми ужасными
чудовищами, тиранами, память о которых живет веками. Страх перед ними
сродни страху, испытываемому человеком, когда у ног его разверзается земля и
открывается огненная бездна, как иногда бывает при землетрясениях. Или же,
напротив, они словно тени крадутся вдоль невидимых стен своих незримых
тюрем.
Словом, она была одной из них. Я видел ее почти каждое утро. В половине
десятого мы вместе спускались по лестнице и всегда ехали в разные стороны.
Чем чаще я ее встречал, тем больше старался обогнать ее и заглянуть ей в
глаза, но всякий раз на моем пути оказывалось какое-то препятствие. Я
только запомнил ее профиль с левой стороны: грубый, лишенный того, что
принято называть женственностью. Словно природа, по меткому слову Гоголя,
трудясь над ним, "не употребляла никаких мелких инструментов", но рубила,
как есть, топором: "хвать - вышел нос". Правда, нельзя сказать, что он было
уродливым: все эти грубо сработанные детали были удивительно гармоничны и
подходили друг другу так, как будто действительно были вырублены из одного
дерева лихим деревенским плотником, который иной раз одним топором такого
вытворит, что сам смотрит и столбенеет - как, мол, такое вышло, откуда
взялось.
Со временем мне стало казаться, что она начала меня узнавать. Это было
зимой - я носил одно и тоже пальто, да и внешность моя, как вы, наверное
заметили, тоже достаточно приметна. Я не мог проверить, так ли это на самом
деле, действительно ли мой образ достаточно ей примелькался, только с каких-
то пор я обратил внимание, что она нарочно не спешит, когда я иду слева от нее,
что она негласно позволяет мне разглядывать ее лицо. Иногда мне даже
казалось, что на ее губах играет улыбка, но всякий раз, когда я пытался
удостовериться в этом, ничего не выходило.
Но вот однажды мне по какой-то надобности нужно было ехать в ее
сторону. Я не сразу осознал значимость этого совпадения и даже забыл об этом,
когда мы спускались, как обычно, по лестнице. Я даже собрался уже повернуть в
свою привычную сторону, когда меня наконец озарило. Я остановился. Она
шла, как обычно, и когда я бросился за ней следом, я впервые увидел ее справа.
Как пора



Назад