63134b37

Деркач Вадим - Тот, Кто Всегда С Тобой



Вадим Деркач
Тот, кто всегда с тобой
Эту историю мне рассказала мама много лет назад. Сначала я не придал ей
должного значения и вскорости забыл. Но вместе с покинувшей меня беспечной
юностью ушло веселое беспамятство. Многое из того, что когда-то говорили мне
близкие, чтимые мною люди, стало составлять скромную кладовую драгоценных
воспоминаний. Теперь я часто бережно перебираю мои незримые сокровища и,
случается, обнаруживаю среди них нечто подобное этому рассказу, нечто, чему
тесно среди моих печалей и радостей, нечто, что фактически мне не
принадлежит. Наша жизнь напоминает падение, - чем дольше мы летим, тем выше
скорость, тем быстрее приближается земля. Часто происходящее настолько
пугает нас, что мы забываем жить, и проводим остаток дней в страхе их
окончания. Случилось так, что посреди большого и шумного южного города
оказалась девушка по имени Магда. Причина этого внезапного появления во
времени и пространстве состояла не в том, что ее прежде не существовало.
Нет. Просто Магда неожиданно для себя повзрослела, и вместе с осознанием
этого факта пришло одиночество, пришел страх, ведь наше детство прелестно
своей безответственностью, а зрелость страшна мнимой свободой. Необходимость
жить, быть кем-то, строить что-то объяла Магду и потянула за собой в мир
суеты и вечного мрака, сияющего для многих ярче тысяч светил. Мир этот
существовал по странным законам. Удачи в нем оборачивались падениями,
падения же часто возвышали, возносили на новую высоту, давали ложное
ощущение покоя и затем сбрасывали вниз с еще большей жестокостью. Часто
Магда возвращалась домой уставшая, опустошенная, не в силах делать что-либо.
Она садилась у окна и смотрела, как старый парк задумчиво шевелит ветвями и
напевает монотонную песню о радости рождения и неминуемом окончании всего,
что радует. В эту долгую нескончаемую песню иногда вплетались звуки
мандолины. Тогда душа Магды, следуя их чистым порывам, взлетала над седыми
деревьями, над старым почерневшим домом и замирала где-то рядом с тонкими
нервными пальцами, нежно ласкающими струны. Взор ее бежал выше и,
столкнувшись с невидящими глазами, пугаясь их незрячей пустоты, толкал Магду
обратно в темную комнату, в суету свершенного и желаемого. Одинокий слепой
музыкант, живущий по соседству, еще долго продолжал играть, но звуки его
инструмента уже не трогали уставший уют Магды. День завершался. Девушка
заводила новенькую, сияющую никелированными надписями шарманку, и бездумно
следила за яркими быстро сменяющимися картинками. За этим занятием ее
заставал сон. Он застилал глаза шалью грез и уносил в сладкую протяженность
ночи. Справедливости ради замечу, что хотя это случалось часто, но не
всегда. Порою, старая квартира Магды оборачивалась чудесным хранилищем
счастья. Магда порхала по раскрашенным надеждой комнатам и говорила о том,
что окончание томительного ожидания близко, ведь счастливое спокойное
будущее уже стучит в ее дверь... Но то ли стук был слишком тихим, то ли
желанный гость слишком робким, но дом снова обращался в нерадостное
прибежище ожидания. Так время вершило свой магический круг. Однажды, на
исходе дня, когда Магда уже лежала среди холодных объятий накрахмаленных
простыней и думала о том, почему она, умная и красивая, так обделена тем,
что многие имеют в достатке, ей сделалось так горько, что она заплакала. "Не
плачь, милая, не плачь, хорошая",- вдруг послышался тихий нежный голос. "Я
так несчастна..." - всхлипнув, еще пуще заревела Магда. "Не надо, не плачь.
Милая, хорошая Магда. Все у тебя буд



Назад