63134b37

Де-Спиллер Дмитрий - Шестикрылые Осы



Дмитрий Де-Спиллер
Шестикрылые осы
Единственный спутник звезды Варуны, планета Юрас, как и остальные
планеты этой стороны космоса, вершит свое годичное и суточное "ращение
так, что его ось всегда и почти точно нацелена на центральное светило.
Смену дня и ночи здесь можно наблюдать лишь в окрестностях экватора. Про
такие планеты говорят, что они "лежат на прецессии".
В эпоху освоения 134-го космического сектора к Юрасу дважды
наведывались космолеты, и оба посещения оказались вполне прозаическими. В
первом полете была обнаружена на затемненной части планеты огромная
гладкая равнина, которую и назвали Лысиной Юраса.
Второе обследование планеты было более основательным. Двое сотрудников
Института 9-й зоны - супруги Петровы - высадились вблизи освещенного
полюса Юраса и изучили химический состав его атмосферы, оказавшейся смесью
пяти псевдоорганических газов.
Никаких признаков жизни на Юрасе не выявилось, как и на остальных
планетах 134-го сектора. Надо, однако, сказать, что ни Сергей Горохов, ни
Петровы не располагали биотехноскопом, изобретенным позднее, после их
полетов.
В то время, к которому относится наш рассказ, Юрас, уже давно никем не
тревожимый, снова находился в соседстве с космическим кораблем. В этом
маленьком двухместном корабле, на борту которого пылала надпись
"Внешний-7", находились двое - Николай и Борис Щекуновы. Они пристально
рассматривали Юрас в телескоп. Братья Щекуновы направлялись на знаменитый
спиралеобразный астероид Хафор. На нем не так давно были обнаружены
странные предметы - исчерченные волнистыми царапинами архидревние каменные
кольца. Не являлись ли надписями царапины на них?
Чтобы ответить на этот вопрос, с Одиннадцатой Станции отправилась
группа в составе трех специалистов. Помимо Николая и Бориса, которые были
космоархеологами, в нее входил еще математик-лингвист Вадим Хадаков. Он
вылетел шестью часами раньше братьев Щекуновых на одноместном
субсветовике. Корабль Хадакова назывался "Связной-15".
Причиной тому, что "Внешний-7" и "Связной-15" летели порознь, была
устарелость причально-стартового оборудования, которым располагала
Одиннадцатая Станция. После каждого запуска субсветовика оно согласно
инструкции должно было проходить шестичасовой техосмотр. Когда "Внешний-7"
полетел наконец вслед за "Связным-15", корабли не могли уже наблюдать друг
друга, поскольку за шесть часов "Связной-15" пролетел огромное расстояние.
Путь космолетов пролегал мимо Варуны и ее спутника. Лететь до них
пришлось почти две недели. Здесь космонавтам надлежало выполнить довольно
сложную коррекцию траекторий их кораблей, чтобы облететь скопление белых
карликов, преграждавшее прямой путь к Хафору. Теперь "Внешний-7" находился
в трехстах миллионах километров от Юраса. Коррекцию траектории
"Внешнего-7" предстояло выполнить минут через семьдесят.
Николай и Борис вглядывались в телескоп. Однако поскольку Юрас был
повернут к кораблю темной стороной, братья ничего не видели, кроме темного
пятна, закрывающего звезды. Это обстоятельство раздражало Николая. Он
перестал смотреть в телескоп и попросил брата выяснить. "когда повернется
эта сковорода".
- Через 23 минуты, - сообщил Борис, сверившись с приборами.
- А тем временем, капитан, вспомни, что надо и перекусить.
- Хорошо, хорошо, - ответил Борис, не отрывая глаз от телескопа, и
вдруг вскрикнул:
- Что это? Смотри!
Николай взглянул в телескоп и обомлел. На черном диске планеты
светилось серебряным светом изображение шестикрылого насекомо



Назад