63134b37

Де-Спиллер Дмитрий - Планета Калейдоскопов



Дмитрий Александрович ДЕ-СПИЛЛЕР
ПЛАНЕТА КАЛЕЙДОСКОПОВ
Рассказ
ЗАГАДОЧНАЯ ЛАЗЕРОГРАММА
Казалось, что под кораблем простирается свинцово-серый океан,
изузоренный замысловатой формы островами. Однако никакого океана не было и
на этой планете. В ее порах не сочилось ни капли влаги, а то, что с высоты
представлялось водами океана, было в действительности темно-серым
базальтом, покрытым большими пятнами какой-то красной руды.
Когда вдали показалась полоса тени, корабль выставил крылья и нырнул
в сероватую атмосферу планеты. Теперь космонавты погасили двигатели, и
корабль, планируя на своих коротких крыльях, стремительно понесся к одному
из кроваво-красных островов, на котором вскоре явственно выступили
очертания Паучьего кряжа - разлапистой горной системы.
Вдруг корабль вонзился в сверкающее облако алмазных чешуек. В то же
мгновение корабельный лазеровизор зарегистрировал двадцать восемь пакетов
лазерных сигналов. Они не поддались декодировке, и пластинка с их записью
выдвинулась на щиток лазерографа нерасшифрованной.
- Очень, очень странно, - бормотал капитан корабля, рассматривая
причудливый график на пластмассовой пластине. - Я могу поручиться, что эта
лазерограмма не была послана с Земли, - заявил он, подняв наконец от щитка
крупную голову, обрамленную круглой бородой.
- Может быть, это планетоход, теперь пробуждается, - неуверенно
предположил геолог Вадим Шмелев, близоруко наклонясь к лазерографу.
- Да вот непохоже. Совсем не та структура сигнала. Негармоническая.
- Дайте мне посмотреть, - попросил Олег Кленов, молодой бортинженер.
Не вставая, он протянул руку и, получив пластину, погрузился в ее
изучение. Минуту спустя он тряхнул золотистыми кудрями и стал
многозначительно, но довольно туманно рассуждать, что, должно быть, не
случайно число принятых волновых пакетов оказалось равным двадцати восьми,
то есть числу совершенному (поскольку 28 есть совершенное число), что,
по-видимому, неведомый источник сигналов есть какой-то естественный
процесс и движущие им математические законы вынуждают его посылать в
пространство именно совершенные, а не иные числа волновых пакетов...
Между тем корабль вылетел из сверкающего тумана и понесся над
вершинами кроваво-красных гор, постепенно спускаясь.
Посадка корабля ожидалась в ребристой седловине, лежащей у
перекрестка двух серповидных отрогов Паучьего кряжа. Она уже показалась на
экране монитора, в который всматривался капитан. Вдруг он резко
выпрямился.
- Что вы видите? - встрепенулся Шмелев.
- Планетоход, если не ошибаюсь, - отвечал капитан.
- Не может быть! - вскричал Олег Кленов и наклонился над
иллюминатором. Необычайно зоркий, он и невооруженным глазом разглядел у
подошвы горы планетоход, похожий с высоты на маленькую блестящую козявку.
- Так вот он куда забрался! - воскликнул Олег, чрезвычайно
удивленный. - Значит, он прошел еще добрую сотню километров после того,
как прервалась с ним связь! А считалось, что у него разрядились батареи.
- Это действительно очень странно, - сказал капитан и движением руки
дал понять, что Кленов и Шмелев должны лечь теперь в кресла. Когда это
исполнилось, он включил посадочную систему и поместился в кресло сам.
Минут через пять огнедышащий корабль, вздымая клубы раскаленной пыли,
стоял уже на грунте, выглядевшем вблизи даже еще краснее, чем с высоты.
Планета, на которую опустился корабль, была хорошо изучена
спутниками-автоматами. Безжизненная, однообразно-безотрадная, она,
казалось, не могла грозить своим пе



Назад